Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Ават.

Письмо Куприна

Навеяно соотв. (о Куприне) постом у hrusheust


Александр Иванович Куприн (1870-1938) Письмо Ф.Д. Батюшкову от 18 марта 1909 г.


Идет, идет еврей в Сион, вечно идет. Конотопский пурец идет верой, молитвой, ритуалом, страданиями, Волынский неизбежно душой, бундом, сионизмом. И всегда ему кажется близким Сион: вот сейчас, за углом, в ста шагах, пусть ум Волынского даже не верит в сионизм, но каждая клеточка его тела стремится в Сион. К чему еврею строить по дороге в чужой стране дом, украшать чужую землю цветами, единиться в радостном общении с чужими людьми, уважать чужой хлеб, обычай, воду, язык, одежду - все во сто крат будет лучше, светлее, прекраснее там, в Сионе. И оттого-то вечный странник - еврей – осыпает таким глубоким, но почти бессознательным, инстинктивным, привитым пятитысячелетней наследственностью, стихийным, кровным презрением наше, земляное. Оттого-то он так грязен физически, оттого у него во всем творческом работа второго сорта, оттого он опустошает так зверски леса, оттого он так равнодушен к природе, истории, чужому языку. Оттого-то хороший еврей прекрасен но по-еврейски, а плохой - отвратителен, но только по-всечеловечески.
Оттого-то в своем странническом равнодушии к судьбам чужих народов еврей так часто бывает сводником, торговцем живым товаром, вором, провокатором, шпионом, оставаясь чистым и честным евреем.

Collapse )
вгсл

А СНЕГ ПОВАЛИТСЯ..



Слова: Е.Евтушенко
А снег...
А снег повалится, повалится,
И я прочту в его канве,
Что моя молодость повадится
Опять заглядывать ко мне.
И поведет, и поведет куда-то за руку
На чьи-то тени и шаги,
И вовлечет в старинный заговор

Огней, деревьев и пурги.
И мне покажется, покажется, покажется
По сретенкам и моховым,
Что молод не был я пока еще,
А только буду молодым.

И ночь...
И ночь завертится, завертится,
И, как в воронку, втянет в грех,
И моя молодость завесится
Со мною снегом ото всех.
Но сразу ставшая накрашенной, накрашенной,
При беспристрастном свете дня,
Цыганкой, мною наигравшейся,
Оставит молодость меня.

Начну...
Начну я жизнь переиначивать,
Свою наивность застыжу,
И сам себя, как пса бродячего,
На цепь угрюмо посажу.
Но снег повалится, повалится, повалится,
Закружит все веретеном,
И моя молодость появится
Опять цыганкой под окном!